Клаус Маек: о B-Movie, фестивале и Берлине, который мы потеряли

Интервью
Клаус Маек - немецкий кинорежиссер и продюсер, музыкальный издатель. Бурная панк-юность и любовь к музыке вылились в длинную режиссерскую судьбу, основными вехами которой являются фильмы "Декодер" 1984 года, "Душевная кухня" 2009 года и "B-MOVIE: шум и ярость в Западном Берлине" - безусловный триумфатор фестиваля Beat Weekend этой осенью.

 Эта эпоха является одной из ключевых в истории Германии и становлении ее современной культуры. Поэтому вы решили сделать документальный фильм об этом времени? Или были еще причины для того. чтобы показать современникам дух того времени?


Да, все именно так. Для меня 80-е (не только в Берлине, но там особенно) были самым важным десятилетием, самым захватывающим периодом моей жизни из-за мятежного и творческого настроения, витавшего в воздухе на фоне волнительной и тревожной "холодной войны". Это и стало искрой для довольно радикальных стремлений выйти за пределы и исследовать новые способы самовыражения. И, как мы знаем, последняя значительная музыкальная революция произошла в этот период, речь идет о панк и техно-музыке, конечно.

Фильм рассчитан только на немцев? Будет ли он понятен зарубежному зрителю? 


Нет, этот фильм будет понятен всему миру – молодежь весьма заинтересована Берлином и его историей, город до сих пор один из самых привлекательных в мире. Гуляя сегодня по Берлину, вы вряд ли услышите людей, разговаривающих на немецком. Там много англичан, американцев, испанцев, китайцев, других студентов и рядовых жителей. Некоторые музыканты из 80-х сейчас довольно популярны, поэтому любопытно посмотреть, с чего все это началось.


Как фильм восприняли в самой Германии?

В Германии фильм приняли фантастично, в кино его посмотрело более 40 000 зрителей, а во многих кинотеатрах (особенно Берлина) он все еще идет – и это спустя полгода.

Почему вы решили положить историю Марка Рида в основу сюжетной линии фильма? Знали ли вы Марка до работы с ним над этим проектом?


Мы знаем друг друга с тех времен в Берлине. Там была довольно тесная тусовка, несколько сотен человек, которые играли музыку, устраивали выступления и вечеринки, зависали в одних и тех же барах и клубах. Но сама идея положить его историю в основу фильма начала утверждаться, когда мы находили все больше и больше видеоматериалов с ним в различных ролях. Вскоре стало очевидно, что его ракурс, эта точка зрения любопытного иностранца – это прекрасный шанс выстроить захватывающий сюжет для фильма, но в то же время выдержать необходимую дистанцию и добавить иронии, чтобы не превратить фильм в ностальгические воспоминания.

Как много часов пленки вы собрали для создания фильма? Были ли это только архивные записи Марка?

Точно не скажу, но около 150 часов. Архивы Марка – только вершина айсберга. Мы знали большинство людей, которые снимали в 80-е и пытались связаться с ними, мы отыскали много частных архивов и получили все возможные форматы, которые нам надо было отцифровать – от кадра формата «супер 8» и 16 мм до VHS и UMatic. Также мы искали ТВ-архивы, программы немецкого, британского и шведского телевидения, а так как Берлин всегда был привлекательным городом, то мы получили тонны материалов. Отбор, редактирование этих материалов и поиск сюжета, который бы связал их вместе, занял больше трех лет... Большая благодарность редактору Александру фон Штурмфедеру, который проделал огромную работу.

Вы показали свой фильм на различных фестивалях по всему миру. Отличается ли реакция зрителей в зависимости от места показа? Как на фильм реагируют в разных странах?

Самой интересной была реакция в тех городах, где ситуация была чем-то похожа, где были проблемы с авторитарным государством, закрытыми границами или разными идеологиями, например, в Сеуле или Сараево, Стамбуле или Москве. 

Люди не только интересовались подпольной музыкальной тусовкой, им было любопытно узнать, чем люди вдохновлялись, чтобы эту тусовку создать.


Как вы обратили внимание зрителей на свой фильм? Если бы в описании не звучали такие имена, как Ник Кейв или Тильда Суинтон, стал бы он менее интересным?

Конечно, эти имена помогли создать интерес к фильму, но в те времена они не были знаменитостями. Они приехали в Берлин, чтобы вдохновиться его уникальной творческой атмосферой.

Почему творческих людей того времени так тянуло в Берлин? Ведь многие приезжали туда из других стран. Вы сами прожили там несколько лет.

Я думаю, что само нахождение в изоляции, в окружении стены, вдохновляло творческих людей преодолевать границы, выходить за пределы, провоцировало их на поиск новых способов творческого самовыражения. Для немцев это было чем-то вроде изгнания – молодые парни, жившие в Берлине, не должны были служить в армии, и это было одной из причин, почему они приезжали сюда. Это люди, не воспринимавшие армию, люди, ориентированные на искусство, свободные души, стремившиеся создать свой собственный мир. В Берлине было больше свободы и пространства для экспериментов, чем в любом другом городе.

Есть ли в современном мире подобные места? 

Только Берлин.

В начале лета вы приезжали на фестиваль Beat Film Festival в Москву. Как аудитория приняла ваш фильм? Как вам само участие в Фестивале?

Мне нравится Beat Film Festival. Отличный выбор фильмов, хорошая организация. Мне бы хотелось, чтобы таких фестивалей было побольше. У меня были долгие беседы со зрителями, что великолепно и для режиссера, который может поговорить с публикой, и для зрителей, которые могут получить больше, чем просто просмотр фильма.

И напоследок, расскажите, о чем был ваш первый фильм?

Мой первый фильм – "Декодер" - был о подпольной музыке под названием Muzak, которая заставляла людей чувствовать себя лучше, работать интенсивнее, потреблять больше. Главный герой создает музыку с противоположными целями – например, чтобы плохо чувствовать себя в МакДоналдсе и в торговых центрах, потом он даже провоцирует массовые беспорядки. Мы хотели показать, что технологии, которыми пользуется наше производство, могут разными способами манипулировать людьми. Ваши музыкальные инструменты, видеокамеры или диктофоны могут быть оружием, с их помощью можно помешать государствам и корпорациям манипулировать нами, можно устроить короткое замыкание в глобальной системе контроля.

Некоторые демонстрации, показанные в B-Movie, были сняты для этого фильма: здесь у нас тоже были "уличные пираты", они играли анти-Muzak, чтобы спровоцировать беспорядки. Это идея Уильяма Берроуза, который тоже экспериментировал со съемками и звуком, чтобы показать, какое влияние медиа-сфера оказывает на нас.

Комментарии
  • Вконтакте
  • Facebook
Другие статьи
Премьера фильма: "Тряпичный союз" в "Орленке" Фестиваль "Новое Британское кино" в Орленке Beat Weekend: фестиваль кино в Орленке
Что посмотреть в кинотеатрах Нижнего Новгорода: с 28 сентября по 4 октября Что посмотреть в кинотеатрах: с 17 по 23 сентября Что посмотреть в кинотеатрах: 3-10 сентября
Городской киномарафон КиННочь стартует 29 августа "Future Shorts": лето в сентябре "Нижегородский кинограф": конкурс