Красивая работа: мастерская "Капитель"

Как все устроено
Мы побывали в мастерской "Капитель", где из натурального гипса делают все, что угодно. О странных заказах, о том, как начинался бизнес и что происходит в мастерской ежедневно, рассказывают владельцы - Даниил Усов и Василий Исаков.

Я всегда любил ручной труд: где-то на грани предпринимательства, бизнеса и ремесленничества. Мой дядя - краснодеревщик в третьем поколении, а когда я был маленьким, дедушка уже учил меня отличать берёзу от липы. И у Васи в роду много художников, строителей. Когда пришло время выбирать себе занятие, захотелось сделать что-то классное без помощи родственников. В 2010 году мы с Васей создали эту мастерскую, оба имея архитектурное образование.

 

Мы здесь находимся практически по 15 часов в день, можно сказать, ночуя, я на сегодня даже спальник приготовил. Семья должна с этим либо смириться, либо присоединиться.


У нас мастерская полного цикла: начинаем с эскиза и заканчиваем итоговым монтажом. Трудно сказать, сколько людей всего работает в мастерской, потому что у нас очень много внештатников, которые привлекаются на узкоспециализированные проекты. Но в штате 15 человек, плюс бухгалтерия, отдел продаж, отдел маркетинга, юристы. Сейчас у нас готовится программа курсов по скульптуре: туда могут придти и те, кто хочет немного полепить для себя и те, кто хочет стать "богом лепки".

Весь процесс начинается с калек, которые снимают в соотношении один к одному: сначала снимаем кальку, привозим к нам в мастерскую, начинаем делать эскизы. Обязательно их нужно согласовать с заказчиками, бывает, переделываются кальки по несколько раз до тех пор, пока заказчик не получит то, что он хотел. Когда эскиз согласован, рисунки переводятся на следующий слой калек и выклеиваются на отдельные плиты, на них поверх калек набирается лепка.

 

Конечно, это мечта -  найти такого заказчика, который бы не потребовал эскиз, а просто сказал: "Мне нужно, чтобы я просто тащился от сделанного!". Пока мы таких не встречали.


Далее силикон переформовывают, грубые формы заливают твёрдым материалом – гипсом, и всё доводится до идеального состояния: ювелирные линии, сделанные так, чтобы под любым углом и светом каждая полутень была ровной, гладкой, лекальной. Затем с этой чистовой заготовки делают чистовую форму, которая отдаётся в тиражный цех.

Отливщики в эти формы разливают заготовки, затем вытаскивают их и уносят на склад. Есть интересный технический процесс – протяжка. Он очень похож на экструзию, только, наоборот: для этого делаются вручную специальные инструменты (похожие на небольшую книжную полку), которые доводятся до идеального состояния: он должен быть идеален, как лезвие ножа. Это, по сути, и есть нож.
Далее разливается раствор, гипс в течение 20 минут переходит от жидкого в твёрдое состояние. Пока он жидкий, прокатывают раз за разом лекалом, он густеет и формирует определённый профиль. Любой гладкий профиль, который не имеет рисунка поперёк длины изделия, называется тягой. Хотя это название, которое пришло к нам из 18-19 веков. Сейчас это, скорее всего, больше процесс толкания, чем тяги, но, по сложившейся традиции, сегодня продолжаем называть это так же, как и раньше. Для того чтобы получился рисунок поперёк длины тяги, мы это делаем отливкой.

 

Если человек хочет у нас работать, мы не требуем специального образования. Он просто согласовывает с нами то, что хочет лепить, потому что мы не можем позволить, чтобы здесь лепили всё, что угодно: нам тоже должна нравиться задумка.

Если нам не нравится работать с каким-то заказом, мы отказываемся. Делаем исключения, если это стоит больших денег, но просим заказчиков не говорить никому, что это сделали мы. Так строится рынок: часто бывает, что художник выполняет заказ, ему это не нравится, а клиент, наоборот, в восторге. Заказчику нравится сделанная работа, а потом её видят друзья нашего клиента и тоже хотят себе такое. Получается такой замкнутый круг. Мастер же относится к этой работе как к коммерческой.


Всегда можно подобрать такое решение, которое нужно человеку. Мы можем всё, если нет каких-то технических ограничений. Если заказчик живёт в маленькой квартире и делает у нас заказ, который будет выглядеть слишком массивно, мы сделаем так, чтобы это было воздушно, легко и добавляло объёма и света в помещение.


Мы берёмся только за полноценные работы, но если это одна колонна, которая предполагалась как ярко выраженный акцент в центре зала, мы её сделаем, а если нас просят сделать одну из нескольких, то мы не видим в этом смысла. У нас административных расходов будет больше. Тратить моральные ресурсы на одну колонну – зачем это нужно?

 

Вообще любой проект нужно пропустить через себя, чтобы получилось что-то толковое.

 


Самый странный или, скорее всего, неожиданный заказ за всю нашу работу здесь – статуэтки на какое-то награждение в виде позолоченных кроссовок или баскетбольного мяча.

Мне очень запомнились слова Вячеслава Петкуна, солиста группы "Танцы минус", который сказал, что он счастливый человек, потому что относится к своей работе как к хобби. У него нет какого-то ярма на шее. Я тогда понял, что только так и нужно жить.

Капитель  

 

Фото Кати Сегень
Комментарии
  • Вконтакте
  • Facebook
Другие статьи
Максим Есин: "Спрос на SEO постоянно растет, на этом можно и нужно зарабатывать" Instagram: все, что нужно знать для продвижения бренда в Нижнем Новгороде Как писать тексты так, чтобы их читали?
Если бы у меня был миллион... Фрухтовый дизайн: Александр Фрухт о плохих и хороших интерьерах, ресторанах и о себе Мастер-класс "Как произвести хорошее первое впечатление"
Рандеву с Сергеем Поповым SMDay в Нижнем: SMM для профессионалов